Давид Натанович Белл – Крейсер Варяг и Город-Герой в одном лице

Родившийся в далеком 1921 году в семье крупного американского профсоюзного деятеля, Давид не мог себе и представить, что ему суждено будет прожить типичную для Советского ребенка судьбу, с непременным сиротством, детским домом, Великой Отечественной войной и поздним поступлением в институт… Он также не мог тогда и предположить, что спустя 70 лет, будучи уже признанным педагогом маленького, но по европейским меркам значительного академгородка, он возглавит только зарождавшееся в стране движение городов-побратимов и поднятый им судьбоносный ураган навсегда изменит жизнь дубненцев, числом тысячи…

Папенька Давида, опьяненный идеалами социализма, Фитцджеральда явно не читал, а если бы и читал, то не поехал бы в далекую и загадочную Россию претворять строительство социализма на практике, наблюдая сей «великий эксперимент со стороны», как советовал вышеупомянутый классик. В конце 20-30-х годов он был принят за американского шпиона и расстрелян, а трое его детей – Берта, Леон и Давид, вынуждены были ночевать на лавочках, пока власти не определили их в казенный дом. Благом для Давида был тот факт, что на тот момент он уже 8 лет говорил на родном языке, который впредь никогда не забудется и этот вынужденно-принудительный билингвизм поможет стать ему в будущем элитным преподавателем английского языка и воспитать себе не менее выдающуюся смену.

Руководствуясь формальными критериями, мы не имели официального права включать воспоминания о Давиде Белле в Университетский сборник, но масштаб данной личности и другой гамбургский счет требуют признания того очевидного факта, что в созданной Давидом питательной среде как на дрожжах выросли зубры отечественной методики преподавания ИЯ, украсившие кафедры лингвистики и иностранных языков . И по сей день в Университете Дубна трудятся его лучшие ученики – Анисимова Н.И., Жилина Ж.Б., Терентьева В.Н., Соболева Е.Е., а несравненная Доля Г.Н. вот уже более 20 лет имеет частную школу в Лондоне.

Пройдя всю Великую Отечественную и блестяще закончив Иняз им. Мориса Тореза, Давид Натанович сотрудничал С Институтом Общего и Среднего Образования РАО ( конец 50х – начало бОх г.г.), по воспоминаниям Миролюбова А.А. Его друг и коллега Г.М.Уайзер, автор Всесоюзной линейки учебника для преподавания ИЯ в средней школе, неоднократно участвовал с ним в работе курсов повышения квалификации для преподавателей ИЯ, организованных на базе Московского Областного института им. Крупской… Другим его знаменитым коллегой и другом был профессор Я.М. Колкер ( РГУ, г. Рязань). Плеяда этих звезд была так тайно и туманно далека, что если бы на самом высоком правительственном уровне не был дан приказ стягивать в Дубну все самые лучшие и талантливые кадры для решения новой государственной задачи, наш городок никогда не попал бы на перекресток Давидовой судьбы…

Дубна 60-х была своего рода Тартугой духа и воли, когда отечественной физике было позволено все – и Высоцкий, и опальный Вознесенский и лучшие повара ресторана «Прага», коим , как и Давиду, были выданы прекрасные квартиры рядом с болгарской набережной – по щедрости душевной, а не из мелочного метража. Не случайно, в последнем романе Василия Аксенова Дом Ученых он постоянно называет «Английским Клубом», путаясь в деталях, но не ошибаясь в главном – впечатлениях солидных и вполне основательных, не истертых памятью и не потраченных молью времен.

Таким же академичным было и назначение Давида – средняя школа номер 8,будущая Боголюбовская гимназия, оснащенная по последнему слову техники. Прекрасный лингафонный кабинет представлялся в 70-е его ученикам чем-то средним между Центром НАСА и Библиотекой Конгресса США: привозные магнитофоны, наушники, невиданные иностранные книги. Да и сам учитель был под стать – высокий, по-юношески стройный, с мягкими вопросительными интонациями, легким акцентом, тонким юмором и лучистым блеском голубых глаз… Учил он всех, но уважал только тех, кто мог много и усердно работать самостоятельно. С ними он оставался после уроков и делился жизненной мудростью…

В 70-е Давид Натанович добился разрешения преподавать английский по радио! Дубна могла это себе позволить. Вместе с сестрой Бертой Натановной был написан специальный курс, вобравший в себя лекции зарубежных ученых-физиков, начитанные носителями языка. Уже тогда Давид гениально предвидел, что стимуляции одного левого полушария в языке недостаточно, необходимо развивать слуховую память, а вместе с ней – практиковаться в иноязычной речи, ибо развитие речи и слуха, как двух сестер-близнецов, неотделимо друг от друга… Для параллели можно заметить, что созданный в это же время в недрах МИДа учебник Наталии Бонк правизной не страдал – кассеты к нему появились только спустя 30 лет.

К концу 80-х режимная скороварка потихоньку начала выпускать пар и Давид Натанович привез в Дубну Джеймса Баумгартнера, активного соратника международного детского движения «Фонарики Мира» ( в честь памяти жертв Хиросимы и Нагасаки). К началу 1990 года идея городов-побратимов уже витала в воздухе, и спустя три года преподаватели кафедры лингвистики и иностранных языков уже планомерно ездили стажироваться в Университет Ла Кросса, как если бы они ездили на картошку или на дачу… Гражданское движение дружбы «Ветки Травы» очень много дало дубненцам – качественное лечение, образование, самолеты гуманитарной помощи, возможность работать и путешествовать… Простые американцы распахнули для дубненцев свои дома, сердца и души… И причиной всему был он -Давид Белл.

Под занавес жизни пришла и высокая правительственная награда, ознаменовавшая его заслуги в движении международной дружбы. Несмотря на то, что Кибела столько раз показывала ему, сыну врага народа, язык, теперь папенька мог им по праву гордиться…

Таким Давид и останется в нашей памяти – легко идущий, с извечной теннисной ракеткой, улыбчивый и деликатный – любимый…

 

David – с древнееврейского – любимый

 

Ирина Василевская

Обратная связь

ru_RURussian
ru_RURussian